213

Радостный мир

Марины Гладких

21 апреля 2018
213
gladworld
Из книги Кандыбы Дмитрия Викторовича "Высшая йога":
ПСИХИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА ЧАНЬ-БУДДИСТОВ.
Чань-буддисты и даосы считают, что дискурсивное мышление, основанное на принципе бинарной аппозиции, видит дуальные отношения там, где их в действительности нет, расчленяя целое на части и противопоставляя их друг другу, в результате чего разрушается гармоничное единство и целостность бытия и человек начинает отчуждать себя от своей внутренней природы, одновременно отчуждаясь от окружающей природной среды и противопоставляя свое индивидуальное "Я" всей объективной Реальности, которая начинает восприниматься как объект (или сумма объектов) деятельности этого "Я"; так человек утрачивает целостное видение мира, мира как неделимого целого, частью которого является он сам, и природной среды как целостной и взаимосвязанной системы, с которой он связан множеством теснейших уз и во многом зависит от нее, несмотря на все свое могущество.
Мир чань-буддиста и даоса принципиально "не-дуален", поэтому они стремятся апеллировать прежде всего к природному началу в человеке, пробудить и активизировать его, освобождая от гнета внешних условностей. Это стремление отчетливо проявляется в яркой эмоциональности чаньского "просветления", которое расценивается как центральный человеческий опыт, вершина всей практики морального и психического самосовершенствования. Постигая Дао, даос обретал эйфорическое чувство материально-телесного единства, не нарушаемого дискуссией, восстанавливая яркость, свежесть, остроту и целостность восприятия, а также спонтанность реагирования, то есть все естественные свойства, утрачиваемые в процессе культуризации "Я".
Действия человека в таком состоянии идут как бы из самой глубины его существа, его "истинной природы", он руководствуется не нормами "окультуренного" поведения, а интуитивным "озарением", постижением истинной природы всего сущего, с которой его собственная природа находится в нераздельном единстве.
Чаньский адепт своим внезапным прорывом к "просветлению", означавшим переход на качественно новый психический уровень, должен пережить символическую смерть, когда хаотическое душевное состояние, вызванное "великим сомнением", достигает своего апогея. […]
За великой смертью (да-сы) следует "великое пробуждение" (да-цзюэ), то есть возвращение к новой жизни, которое вполне закономерно знаменуется "великой радостью" (да-лэ), а радость совершенно естественно выражается смехом.
Несмотря на символический характер "великой смерти", чайьюкий адепт переживает ее очень реально и всерьез, поэтому радуется он новой жизни, искренне и глубоко и смех его искренен и жизнерадостен.
Чаньский смех в момент "просветления" означает не только радость возрождения к новой жизни, но и победу над смертью, знаком которой выступали хаотическое душевное состояние, распад психических связей и функций, способный повлечь за собой действительную гибель человека как личности.
Чаньский смех имеет антиэнтропийную направленность и является ярким и красноречивым отрицанием смерти, признаком "безумной мудрости", которая "неожиданно открыв путь жизни в пучине смерти, разражается искренним смехом".
Чань -буддийский психотренинг пробуждает задавленную социальной конвенцией спонтанность и естественность поведения, открытого для импровизации, позволяющего учитывать неповторимую индивидуальность и непрерывную изменчивость, динамизм каждой конкретной ситуации".
Из книги Кандыбы Дмитрия Викторовича "Высшая йога":ПСИХИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА ЧАНЬ-БУДДИСТОВ. Чань-буддисты и даосы считают, что дискурсивное мышление, основанное на принципе бинарной аппозиции, видит дуальные отношения там, где их в действительности нет, расчленяя целое на части и противопоставляя их друг другу, в результате чего разрушается гармоничное единство и целостность бытия и человек начинает отчуждать себя от своей внутренней природы, одновременно отчуждаясь от окружающей природной среды и противопоставляя свое индивидуальное "Я" всей объективной Реальности, которая начинает восприниматься как объект (или сумма объектов) деятельности этого "Я"; так человек утрачивает целостное видение мира, мира как неделимого целого, частью которого является он сам, и природной среды как целостной и взаимосвязанной системы, с которой он связан множеством теснейших уз и во многом зависит от нее, несмотря на все свое могущество.Мир чань-буддиста и даоса принципиально "не-дуален", поэтому они стремятся апеллировать прежде всего к природному началу в человеке, пробудить и активизировать его, освобождая от гнета внешних условностей. Это стремление отчетливо проявляется в яркой эмоциональности чаньского "просветления", которое расценивается как центральный человеческий опыт, вершина всей практики морального и психического самосовершенствования. Постигая Дао, даос обретал эйфорическое чувство материально-телесного единства, не нарушаемого дискуссией, восстанавливая яркость, свежесть, остроту и целостность восприятия, а также спонтанность реагирования, то есть все естественные свойства, утрачиваемые в процессе культуризации "Я".Действия человека в таком состоянии идут как бы из самой глубины его существа, его "истинной природы", он руководствуется не нормами "окультуренного" поведения, а интуитивным "озарением", постижением истинной природы всего сущего, с которой его собственная природа находится в нераздельном единстве. Чаньский адепт своим внезапным прорывом к "просветлению", означавшим переход на качественно новый психический уровень, должен пережить символическую смерть, когда хаотическое душевное состояние, вызванное "великим сомнением", достигает своего апогея. […]

?

Log in

No account? Create an account